29.12.2017
420

О чем молчат ветераны АТО

Военные чаще всего боятся сказать. Боятся сказать, как минимум, потому что в большинстве своем они мужчины. В большинстве своем они мужчины, которые не привыкли рассказывать о своих эмоциях и проблемах. Мужчины, которые не готовы рассказывать про ПТСР.

Посттравматическим стрессовым расстройством в той или иной степени страдает абсолютное большинство людей, бывавших в зоне АТО.

Каждый случай – это отдельная история, история событий и переживаний. Кто-то переживает утрату боевого товарища, которого он не смог спасти. Он вспоминает ужасные картинки его смерти и собственного бессилия. Его постоянно преследует чувство вины. Он думает, что он был слаб, труслив, не готов. Искусственно винит себя в смерти самого близкого на тот момент человека. Видит его во снах, прокручивает эту ситуацию в своей голове снова и снова.

Другой вспоминает моменты, когда он первый раз перешагнул черту человечности. Когда, вопреки внутри заложенным инстинктам, он направил на другого человека, пусть и врага, оружие и выстрелил. Выстрелил и попал. Его мучает ощущение неправильности поступка. Хоть он и прекрасно понимает его обоснованность.

Лицемерие и фальшивость реального мира без войны – еще один раздражитель. Ему казалось, что на войне все проще. Вот твой друг, вот твой враг. Иногда попадаются странные командиры, но в целом все просто и понятно.

Возвращаясь в реальную жизнь, он поглощен пучиной лжи и фальшивости. Для него этот мир уже совсем не такой простой, как раньше. Не такой простой, как тот, где ты понимаешь, что можешь умереть каждую секунду.

Он зачитывается Ремарком и его "Возвращением", пытается найти отдушину в таких же, как он. Сводки из зоны АТО не дают ему покоя, его форма висит в шкафу, а большая часть гардероба превращается в сплошной милитари стиль. Он почувствовал войну внутри себя, лучшее время его жизни – это лето 2014 года, время которые из просто парня сделало боевую машину.

Машину, которая теперь живет войной, думает о ней. И, скорее всего, вернется туда снова. Снова взяв в руки любимый РПК, он уже вряд ли выпустит его.

Каждая история это отдельный набор факторов и эмоций, набор ощущений и чувств. Всех их объединяет одно. Их жизнь делится на До и После. Они пытаются скрывать свои ощущения, сторонятся психологов. Не хотят что бы их считали психопатами. Комфортней всего они чувствуют себя в компании таких же как они.

На данный момент наше государство находится на стадии огромного социального кризиса. Когда тысячи взрослых мужчин возвращаются в этот мир со сломанной психикой. Возвращаются в мир, который совершенно не готов их принять. Украина не имеет ни одного институционального решения этого вопроса.

Каждый из этих людей, по сути, требует индивидуального подхода. Но есть то, что в целом объединяет их всех. Им необходимо понимание. Не стоит стараться прочувствовать то, что они пережили. Но нужно, как минимум, с уважением относиться к этому.

Нужно осознавать, что их восприятие мира очень сильно отличается от восприятия большинства. Их жизненные ценности зачастую кардинально меняются. И не смотря на все ужасные вещи, они становятся гораздо честнее. И требуют в ответ такой же честности.

Если присмотреться, то в людях вокруг можно с легкостью угадать ветерана. Это усталость в глазах и явное ощущение дискомфорта. Такому человеку необходимо дать понять, что он нужен в этом мире, в этой стране. Что тут его ждали. Такому человеку нужно понимать, что у него есть будущее. Будущее, о котором он может поговорить и частично его почувствовать. Что это будущее есть у нашей страны. Будущее, которое создает каждый из нас. К сожалению, сами же ветераны зачастую пренебрегают банальным походом к психологу для осознания происходящего.

Мне потребовался практически год для того, чтобы четко осознать все, что происходит со мной.

Для того чтобы честно признаться себе в своих страхах, понять изменения, которые произошли глубоко во мне. И начать действовать. Поговорить с психологом, рассказать ему о своих ощущениях. Заняться любимым делом, которое так увлекало меня до войны. Найти человека, который будет всегда рядом со мной…

Я страдаю ПТСРом, точно так же как тысячи других ветеранов. Но я не боюсь с этим бороться!

Богдан Чабан, основатель кафе "Изба-читальня" (Донецк), член партизанского отряда "Равлики"

Джерело: https://life.pravda.com.ua/columns/2016/07/14/215127/

___________________________________________

Залиште відгук про сайт "Життя після АТО", пройшовши за посиланням:

http://life-after-ato.com.ua/opinion


Більше корисної інформації ви знайдете в спільноті в мережі facebook під назвою

«Життя після АТО (все для наших захисників)»: 

https://www.facebook.com/groups/1612637572351512/

Twitter - https://twitter.com/life_after_ato


*При копіюванні матеріалів активне посилання на сайт обов’язкове.

*Точки зору авторів публікацій можуть відрізнятися від позиції адміністратора сайту.

Опубліковано в категоріях: Як спілкуватися з ветеранами | Адаптація учасників АТО та їхніх сімей | Психологічна підтримка | Історії з життя | НОВИНИ

Позначки: адаптація після війни | комунікація після АТО | психологічна допомога | АТО

На цю ж тему

10.01.2018 Как предотвратить последствия шоковой травмы и развитие посттравматического стрессового расстройства на уровне социума

10.01.2018 "Я понимаю, как победить врага, но не знаю, как жить среди своих..."

10.01.2018 Дитти Марчер: "Вернуться из мира выживания"

8.01.2018 Мобільний додаток з першої психологічної допомоги

8.01.2018 Життя після війни: реалії реабілітації воїнів АТО

Ми в соцмережах

Пошук

Додати інформацію

Якщо ви володієте інформацією, яка буде корисною для учасників АТО та їхніх сімей, ми можемо її розмістити на сайті.
Для цього заповніть, будь ласка, форму.

Допомогти проекту

Хочете допомогти проекту? На цій сторінці ви знайдете інформацію, як це зробити.